Аналитика и новости:
16.05.2017

Новый ТК ЕАЭС вступит в действие 1 января 2018 г

26.04.2017

Скидка 50% для штрафов за таможенные правонарушения

10.02.2017

Принято решение о сотрудничестве Таможни Приднестровья и России 

01.02.2017

Рубрика "Аналитика" - путеводитель по таможенному законодательcтву, февраль

26.12.2016

Предполагается, что Таможенный кодекс ЕАЭС вступит в силу с 1 июля 2017 года.

смотреть все новости и аналитику
 
 
 
 
О нас Услуги Обучение ONLINE заявка Отзывы Контакты

18.10.2013

Госдума в первом чтении одобрила поправки в статью 1515 ГК, которая предусматривает ответственность за незаконное использование товарного знака. Согласно поправкам, теперь товары, ввозимые в Россию без согласия правообладателей, будут считаться контрафактными, а их продажа повлечет за собой административное и уголовное наказание. Об этом на пресс-конференции в пресс-центре «Комсомольской правды» рассказал общественный омбудсмен по защите прав предпринимателей в сфере интеллектуальной собственности Анатолий Семенов

Согласно международной практике, крупные компании-производители реализуют свою продукцию в других странах чаще всего через официальных дистрибьюторов. Поставки их оригинальных товаров на территорию зарубежных государств иными лицами и без специального согласия на такой ввоз от правообладателя получили название «параллельный импорт», так как ввоз осуществляется по неофициальным, параллельным каналам, о которых правообладатель может и не знать.

Ввоз и продажа товаров в мировой практике могут быть основаны на двух основных принципах исчерпания (ограничения) прав правообладателей: национальном и международном. Применительно к нашей стране национальный принцип исчерпания предполагает, что если правообладатель товарного знака продал свою продукцию в России, то после этого он не имеет права препятствовать дальнейшей торговле данным товаром на внутреннем рынке. Однако если вы везете этот товар из-за рубежа и продаете его в России без согласия правообладателя, то это будет считаться нарушением. А есть международный принцип исчерпания, который означает, что если правообладатель продал свой товар в любой стране мира, то в этом случае любое лицо, купившее этот товар, может перевезти его в свою страну.

Анатолий Семенов отметил, что наши предприниматели не могут без разрешения правообладателей ввозить в свою страну купленный товар. «Сейчас, введя у нас национальный принцип исчерпания, мы фактически лишим наших предпринимателей права на внешнеэкономическую деятельность», — сказал он.

Параллельный импорт возникает по трем причинам. Первая из них — ценовая, когда в одной стороне один и тот же товар дороже, а в другой — дешевле. Вторая причина — качественная, когда, например, товары для России с тем же товарным знаком делают просто худшего качества. Наконец, бывают ситуации, когда какой-то товар вообще не продается компанией-производителем в России. В частности, такая история была с iPhone — эти телефоны два года официально в России не продавались.

Вопросы параллельного импорта тесно связаны с авторским правом и с тем, как в нашей стране регулируются данные вопросы. «Автор во многом трактуется как слабое лицо, экономически бессильное, и законодатель пытается придать ему какие-то права, чтобы уравнять шансы в противостоянии субъекта и злых предпринимателей, которые его обижают», — подчеркнул Анатолий Семенов. В данном контексте примечательна история Руслана Телкова, против которого было возбуждено уголовное дело по статье 146 УК «Нарушение авторских и смежных прав» за якобы допущенное им незаконное использование авторских прав на рисунки и орнаменты на ткани. После того как его заключили под стражу и он год просидел в СИЗО, выяснилось, что произошло досадное недоразумение: Руслан был обвинен не в нарушении авторского права, которое ему инкриминировали, а в нарушении прав на промышленные образцы, то есть дизайн тканей. После того как специалисты исследовали дело, выяснилось, что образцы тканей не были похожи.

«Для справедливого и грамотного разрешения споров по интеллектуальным правам нужен специализированный суд, говорить о том, что этот спор может быть разрешен просто следственными органами, довольно сложно. Надо разделы 146 и 147 УК отнести в раздел предпринимательских преступлений, то есть экономических преступлений, а не просто прав личности», — отметил Семенов.

Эксперт также указал, что зачастую организации, занимающиеся в России защитой авторских прав, сбором вознаграждений и выдачей разрешений на использование различных объектов авторского права (в частности, это Российское авторское общество и Всероссийская организация по интеллектуальной собственности), злоупотребляют своими полномочиями.

Кроме того, зачастую в России возникают ситуации, когда с предпринимателей, нарушивших авторские права, взыскивают несоразмерные, грабительские компенсации. «Например, есть случай, когда Арбитражный суд за продажу одного контрафактного диска стоимостью 100 рублей взыскал с индивидуального предпринимателя миллион рублей», — сказал Семенов. Гражданское законодательство должно быть такое, чтобы правообладатель не получал неосновательное обогащение.

Мнения

 
         
 
Яндекс.Метрика